В Л А Д И М И Р Б О Г Д А Н О В

 

СТИХИ ПРО АСТРОЛОГОВ

 

 

 

Тучки плывут тригональные,

Овны бредут по полям,

Плещутся Рыбы сакральные

Пятятся Раки ко Львам.

 

А по жнивью аспектарные

Борозды звездных Коней.

Девы бредут планетарные,

Тащится вслед Водолей.

 

По зодиаку - идилия,

Всюду божественный свет.

Неужто и вправду так - или я

Впал в оккультический бред?

 

 

Что астролог на Руси? -

Отупенье, прозибанье,

Всё моленья да страданья.

Тошно, Господи прости.

Так ведь где ж им обрести

Планетарное сознанье?

 

 

Размеры нашего астрального недуга

Нам не дано душою угадать,

Но если брат астролог друг для друг 

Отец, и сын, и дочь, и мать, -

 

Тогда в плену звездовращенья

Он сердцем ищет перемен,

И процветают вновь ученья,

И знаний ширится обмен.

 

 

Безумеющий астролог,

Раз Судьбою обречён,

Ты отдерни звёздный полог

И забудь про страшный сон.

 

Если пестрым обернёшься,

Ни тебе ли, твою мать,

Пока членом еще гнёшься,

Стало буйное плясать?

 

 

Разговор не клеился сперва,

Но потом как будто забрезжло.

Я сорвался как из-под коня,

И чем дальше, тем мне было мало.

 

Я себя и так преподносил,

Я себя и эдак околсил,

Но потом я выбился из сил,

Загрустил и голову повесил.

 

 

 

Отшумели квадраты пурпурные,

Отыграли тригоны лазурные,

Но как прежде мне чудится свет

Трисептиля, квинконс разносящего

По созвездиям ближних планет.

 

Не отсохнет рука свет дающего,

В этот смрад благовонье несущего,

И кто жизнь свою честно влачит,

Так и будет стоять сквозь столетия,

Весь слезами восторга покрыт.

 

 

Все те, кто мне в земной юдоли

Теперь препятствия чинит

По злой или по доброй воле,

Есть скот, подлец и паразит.

 

И впредь им то неотвратимо,

Что уготовано судьбой,

И это их не минет мимо,

А заберёт навек с собой.

 

 

Астролог, глядящий на небо,

Мучительно думает: где ба

Свою мне звезду отыскать?

 

Ведь их так немало на небе,

И все так близки друг к соседе,

И кто чему есть ваша мать?!

 

 

Онтологичен ваш синдром,

И когерентность, видно, в нём

Всему, что суть есть каузально.

Но только категориально

Развив ваш пост-потенциал

И планетарный пред-астрал

В сеть плоскостных пересечений,

Надежда есть на суть значений.

Хоть очевидно не при чём -

Кто, где, когда, с кем и почём.

Но в свете модульных диад -

Раз уж пошёл такой совпад

И вспять ротация созвездий, -

Жди генетических возмездий

И замещенья хромосом.

И как бы ни был невесом

Вклад индивидуума в науку,

Но покрестив кобель и суку,

Всяк вправе верить в результат.

Не будь он даже друг и брат.

Итак, коснувшись вечной темы,

Мы вышли прямо в суть проблемы:

Когда взгрустнется вам и снова

Душе захочется иного,

Ко мне бегите Вы галопом -

Я вдохновлю вас гороскопом.

 

 

 

Бывалоча, скудеющим потоком

Тянулись дни мои неверной чередой,

И путал рок я с ненароком

И карму путал я с Судьбой.

 

Но что прошло - то миновало,

Теперь меня былова нет,

Теперь мне свыше ниспослало,

Про суть миров и путь планет.

 

И вот в моей кармической недоле

Настал торжественный момент:

Я сам теперь - по доброй воле -

Себе былому - оппонент.

 

 

Чем больше поняты и вняты

Слова астрологов о происке Судеб

Тем более они чреваты

Для тех, кто им даёт на хлеб.

 

 

Я мир постиг глазами святотатца.

И так поднаторел на сём,

Что мог хоть плакать, хоть смеяться,

Хоть сдаться ангелам внаём.

 

Теперь я весь - благоговенье,

В глазах - божественный восторг,

Не есть ли я венец творенья,

Что из себя Господь исторг?

 

 

Сегодня я хочу напиться

За тех, кто молод и силен,

И тех, кто всё еще бодрится,

Но пялится на небосклон.

И заключает бег светила 

В гороскопический портрет.

Всем вам, подняв бутылку пива,

Я шлю свой пламенный привет.

 

 

Причин того, что делалось доныне

Как в мне самом, так и меня во вне,

Ищи в отце, а также в блудном сыне,

Соединенных накрепко во мне.

 

 

 

Удивительная зорька

Нынче выдалась для нас.

Мы её посмотрим только,

В профиль и немного в фас.

 

 

 

Что есть астролог в буйном море

Извечно суетных забот -

Нетверд в речах, несмел во взоре,

Не понимает, не сечёт.

 

Но это хрупкое созданье

Не только мысли исполин,

Венец Творенья и Созданья,

Но и примерный гражданин.

 

Жизнь его в общем не плохая,

Но на кого прорухи нет?

Бывает бегает стеная,

И портится его портрет.

 

Тогда один есть только способ

Тоску-напасть его смягчить:

Отправить загнанную особь

На конференцию - лечить.

 

Собратья по лицу и масти

Его окружат там толпой,

И в вдохновлённом сладострастье

Он вознесётся над землёй.

 

Среди галактик и болитов

Он воспарит идеей свят,

И в свете радужных софитов

Из сердца вырвется ... доклад!

 

Легко, свободно и крылато,

Как сам когда-то из Творца,

Не для себя ведь - для собрата,

Терзать чтоб души и сердца.

 

 

Принять огонь самосожженья

Я туше тела наказал.

Но туша впала в грех сомненья

И голос туши мне сказал:

 

Когда росла я и питалась

Себе я не смотрела впреть,

Где мне так мало оставалось

В тиши Души себя жиреть.

 

А то, глядишь, когда б созрела,

Когда бы верх растёкся вниз,

Я обаяла бы всецело

Всех тех, кто счас меня обгрыз.

 

 

Промчались годы без возврата,

Былых астрологов уж нет,

Но буду помнить я собрата,

Храня его кармический портрет.

 

 

 

Когда-то мой астрал был диким,

Но вот дошёл самим собой

К себя сознанию великим

И всуе властным над судьбой.

Его восторгом распирало,

Его ревел могучий вал.

Душа ему вослед вскричала:

"Куда?..." - но он её послал.

И все как будто ненароком,

И все как будто невзначай,

С навязчивым покончив Роком

Он подал совести на чай.

И вот уже событий звенья

Сошлись в едином мираже,

И все твердили, что не тень я,

А вечный памятник уже.

Вокруг все навострили ушки,

На пьедестал я грузно влез

И под удар победной пушки

Вдруг потерял весь интерес.

 

 

Нелегко развитию событий

Из причин своих проистекать.

Нелегко астрологу открытий

Гениальных не свершать.

Прелесть этих несвершений

Очевидна также в том,

Что не только он есть гений,

Но их бродит целый сонм.

 

 

В тени нервических берез

Один астролог что-то нёс.

Про суть планет, про прах и тлен,

Межгалактический обмен

Астрологических сознаний,

Про боль земных очарований.

И даже раз, утерши лоб,

Упомянул про гороскоп.

И так, глядишь, про то, про это -

Пришла весна, настало лето.

Видать, не врут у нас в народе:

Круговорот астролога в природе.

 

 

Вот и меня комета миновала.

Я на земле как раз сидел.

Вкруг тень моя меня лежала,

Обозначая мой предел.

 

Я вспомнил скромную зарплатку

И весь свой нищенский удел,

И так зашёлся, что вприглядку

Вслед за кометой полетел.

 

 

Как чудно это мирозданье

И я - венец ему поверх!..

Так начал я, и вдруг дыханье

Мне поперхнулось, и поперх

Мой был до странности удушен.

Меня наружу стало лезть:

Из ноздрей лезло, из проушин,

И я познал Господню месть.

И вот уже виясь в припадке,

Я вспомнил давешний предлог:

Пусть я никто, дерьмо в остатке,

Пусть я последний астролг.

Но я по жизни нерушимо

Несу, Господь, твое кайло! -

Сказал легко я, без нажима,

Сказал, и вроде отлегло.

 

 

 

Пример богов нам не наука.

Когда я есмь земная сука,

А он там сверху - царь и бог,

Какой мне смысл в том и прок?

 

Однако же сумняшеся ничтоже

Я вижу смысл в различной боже:

Когда её боготворишь,

Пошлёт чего-нибудь, глядишь...

 

 

 

Когда уж надежд не осталось,

Я вскрыл тот заветный конверт,

Где чей-то божественный фаллос

Лежал как глухой интроверт.

 

Его вынимая оттуда 

Благо-го-говейной рукой,

Я думал: Воистину, чудо!

Но мне-то, простите, на кой?

 

 

 

Разбег планет и меру их крученья

Измерить смертным не дано.

Не лучше ль, с этой точки зренья,

Всем сразу выпрыгнуть в окно?

 

 

 

Паланга

Швентойи

Май 1991