В Л А Д И М И Р Б О Г Д А Н О В

 

СТИХИ О СМЕШНОМ, ч.1

2000-2003

 

 

 

Как устыжу себя я малость,

Моё сознательное Я

Следит чтоб ночью мне не спалось,

И портит сладость бытия.

 

Хоть мне и хочется стыдиться,

Но и себя жаль истреблять.

Так и живу я - не девица,

Но и не уличная блядь.

 

 

Превознося старания своя,

Я свой порыв и честную усталость

Не утаю в себе, и их не утая,

Упомяну о чём мне давеча не спалось:

 

Что всякий раз себя даря,

Я остаюсь без pennyса в кармане.

Для вас, дерьма и праздного старья,

Страдаю я в материальном плане.

 

Зачем мне нужды мелочных людей?

Зачем мне боль, зачем морока?

... Видать душа моя широка,

Видать начало доброе у ей!

 

 

Признаваюся во всём,

В сём и в этом, всем и всём.

Чем и как тут не прикрась,

Мразь я весь и весь я мразь.

Вобщем, как ни травьте гниду,

Я из виду вам не выду.

 

 

Никогда я на осле

Не катался. Опосле

Не водил его в загон

И не драл со всех сторон.

Никогда его отход

Не таскал я в огород,

Не раскладывал по грядкам

С удивительным порядком.

Отчего ж скажите мне,

Я с ослом и весь в дерьме?

 

 

Оттого что мы когда-то

Друг на друг, как брат на брата,

Не мешает нам опять

Как бывало мать на мать.

 

 

Что бежишь, зверьё съестное,

От мороза и от зноя

Забиваешься в песок?

Я тебя хочу кусок.

 

 

Опыт прожитых лет.

Счастью дань и пороку.

Я седой едовед

Я продукт ем по сроку.

 

Если съеден продукт

Пока свеж он и годен,

Значит будет обмен

Как он Богу угоден.

 

 

У НЕБЕСНЫХ ВРАТ

Заходи по череду,

Я решу кому куду.

Раз мозоли на заду,

И молился раз в году,

Не гореть тебе в аду. -

Слава вере и труду!

 

 

Приходите гости в гости,

Я вас пивом угощу,

В зубы выдам по лещу,

Что-нибудь еще сыщу,

И от зависти и злости

Сам блаженство ощущу.

 

 

Пришло известие ко мне

Черной мухой на стене.

Стукнул муху - стало склизко.

Понял я, что лето близко.

 

 

Дерева, вы мои, дерева,

Утонченные пленники Духа.

Поломаю я вас на дрова,

Ни пера вам тогда и ни пуха!

 

 

Иногда скучаю я

Как последняя свинья

Злобу в нутре затая,

Не пляш и не поя.

 

 

Отчего, скажите, я

Не есть радость Бытия?

И не есть восторг твоя?

И вообще не есть всея?

... Видно оттого что я

На всё это наплюя.

 

 

 

В заветный день, в заветный час

Мне будет стыдно хаить вас

Публично или не заметно.

В заветный час хаить запретно.

Нежна, тонка, чутка, ранима,

Годами мною вы хаима.

Я к вам всегда исполнен хая,

А вы такая... неплохая,

Вы вся такая молодец!

Я недостойный ваш хаец.

 

 

 

Зачем себя отпаивать тоскливо

В кругу друзей, когда с собой наедине

Познать возможно глубину разлива

За те же деньги, да ещё втройне!

 

Зачем друзей постылые стенанья,

Зачем друзей болезненный укор?

Когда в себе восторг самопознанья,

Когда в душе своей само-позор.

 

Условность быта, мимолетность страсти,

Где ждали нас, теперь уже не ждут.

Проходит всё, но вечно мы во власти

С собою пропитых минут.

 

 

 

Каждой твари даден жребий.

Что всучили, то влачу.

Хорошо звезде на небе,

А я здесь, дурак, торчу!

 

 

 

Размер себя, хоть и большого,

Всегда сомненью подлежит.

Продажно всё теперь, дешёво,

Отвратно, гнилостно и вшово.

На фоне ещё больших гнид

Себя не вечен фаворит.

 

 

 

Моральный образ человека

Нам не к лицу. На гребне века

Нам не пристало утруждать

Себя тем что уходит вспять,

(Или что вспять до нас доходит.)

Для нас и солнце утром всходит,

И светит нам оно весь день,

И ночью гаснет аккурат.

А кто кому там друг и брат,

Решают пусть кому ни лень.

Моральный образ - это хрень.

 

 

 

За столом тринадцать нас.

Вот такое deja-vu.

Я как будто снова спас

Брата или мать твою.

 

Вот ещё сакральный знак:

По рукам пошла буханка.

Это всё не просто так.

Не простая это пьянка!

 

Обвожу я мутный взор

Свой по кругу осторожно.

Неужели на Фавор?

На душе моей тревожно.

 

А какой из них продаст

За стакан меня-Мессаю?

Но гадать я не горазд,

Вот распнут тогда узнаю.

 

Есть сознание во мне

Неисполненного долга.

Видно виснуть на бревне.

Вся надежда, что недолго.

 

Тут Голгофы образ всплыл,

И в душе мне стало грустно.

А вокруг двенадцать рыл

Уплетают безыскусно.

 

Это всё мои друзья,

Это всё мои собратья,

Плоть моя и кровь моя,

Взляд потухший, без понятья.

 

Мне теперь за них страдать

Уготовано судьбою.

Это вам не то что мать

Чью-то вспомнить с перепою.

 

Рспят волею Отца.

Это, братцы, до конца!

 

 

За годы прожитые с вами

Терзаюсь после я годами.

Закономерен их черед:

За годом год и год за год.

 

 

Извечен мир, извечны мы.

На нем мы вроде бахромы:

На скучном, правильном и гладком

Болтаемся веселеньким придатком.

 

 

 

Прикоснись ко мне, святыне,

К моей яне, к моей ине.

Если в сердце благодать,

Ты уже не просто гадь

Подколодная и мразь,

А подбье и образь.

 

 

 

Мы недостойны, мы низки.

Нам счастья нету без тоски,

Нам пятки давят на носки,

 

И у лица мелькают пятки.

Нам нету вида без оглядки.

Недосвятые, недоблядки,

 

Мы на себя не пялим глазки

Без отвращенья и опаски.

Нам гласы свыше не указки,

 

Но и без них нам жить не в мочь.

Куда себя нам уволочь,

В какую даль, в какую прочь?

 

Чтобы погрязнуть, чтобы пасть.

Куда?.. везде одна напасть -

Куда ни плюнь Господня власть.

 

 

 

Мой простой и мерный слог

Полон силы и величья.

Я и образ, и обличье,

И начало, и исток.

 

И прили- и не-приличье.

На вопрос я есть ответ.

А чему ответ я нет,

То искусье дьяволво.

 

То вообще не должно быть.

Я поэт. Дерьма земного

Поперек всего святого

Я не стану возносить!

 

 

 

Разговоры о себе

Улучшают аппетит.

А о вас что ме что бе

Все запоры да гастрит.

 

 

Я не прочен, я не вечен.

Знаком свыше не отмечем.

Лет изменчивый черёд

Я не знаю наперёд.

И не очень твёрд я в вере.

(В не себя по крайней мере)

Стыд всего мировозданья,

Я своё существованье

Прозябаю век за веком

Горд породой человеком.

 

 

 

Расти, расти животное во мне,

Под сводом органического зданья.

Я предвкушаю нас вдвойне

И результатом радуюсь заранье.

 

Мне грех тебя, животное, таить

Скрывать твоё подспудное начало.

Какая плоть, какая прыть

Во мне взывает одичало?

 

Растёшь ты, и тебя не скроешь

Не ущемишь тебя в правах.

Животное, когда ты воешь

Во мне ты нагоняешь страх.

 

Я нахожу тебя приметы

В себе самом природе вопрeки.

Животное, скажи мне где ты?

Откройся, покажи клыки.

 

Себя воздвигни грациозно

Исторгни свой утробный рык.

Я говорю тебе серьезно

Не ржи и убери язык!

 

 

 

Защите прав себя в дичи,

Породы редкой и диковинной,

Народ наш надо обучить

Пока он весь не перепоенный.

 

 

 

Пример волхвов нам назиданье.

В нём сущность принципа простого:

В свинарнике не путай обонянья

И Духа эманацию Святого.

 

 

 

 

В сердце радостно и глупо.

В членах тоже благодать.

Я не знаю то ли супа,

То ли водки наподдать.

 

То ли где себя причалить

В далеке от рыл и свор.

То ли мучаться и чаять

И душе искать простор.

 

То ли выйти на опушку

И под звуки соловья

Обнаружить чью-то тушку

И торчать что не своя.

 

То ли тушку ту зажарить

Там же в жертвенном дыму.

То ли так её оставить

Ни зачем, ни почему.

То ли взять и обернуться

Тем крикливым соловьём

Пока связки не порвуться

В горле сладостном моём.

 

 

 

Приверженец меня и враг моей натуры,

Вы оба образцы и символы культуры.

Как той культуры феномен

Я вами знем и помен.

 

 

Не везло нам никогда,

Ни с каким и ни в какую.

Я не то что бы смакую

Этот факт, но иногда

Вспомню вдруг, запаникую,

А от факта никуда!

 

 

В далеке стоит гора

Нам горою тучка,

И на ней то в ле, то в пра

Вот такая случка!

 

 

Ничего я не прошу,

Ничего не жажду я.

Мил мне всяк и каждая.

Счастлив каждому шишу,

Я себя порой тешу,

Что стану им однажды я.

 

 

 

 

Вами вся, так сказать, заворожена

К вам направлена моя рожина.

Вы прекрасны нутром и на вид

Женщина, мать, индивид!

И я тоже собою хорош,

Рожей мил и душою пригож.

Два нутра мы и два индивида

По отдельности стыд и обида!

 

 

 

В предвкушеньи ночи брачной

Наши цели однозначны:

Укрепляем органон.

Пьём и курим яды злачны,

Чтобы ими начинён

Был он крепок и силён

И момент имел удачный,

Даже если он невзрачный

И совсем паршивый он.

 

 

 

Мысль глубока, мысль чиста.

Только давеча с креста

Снизошла ко мне в умок.

А я, подлая глиста,

Взял святую да изрёк.

 

 

 

 

Свет полуденный истомен

В запылившемся окне.

Вот приходит ко мне Омен,

Воет, тащит к Сатане.

 

Говорю ему устало,

Оторвавшись от окна:

Ну чего ко мне прислала

Эта ваша Сатана?

 

Дальше низу ни утонишь.

Я и так уже на дне.

Уходи тоскливый Омен,

Не маячь в моём окне.

 

От полуденного пекла

Сатаной не отвлекай,

Пока всё во мне не сбегло

От тебя в небесный рай.

 

 

 

Если сила приложена,

И движение нчато,

Тело предрасположено

Плыть куда предназначено,

 

Расчищая препятствия

Пролагая пути.

У него навигация

Как его ни крути!

 

У него всё намечено:

Где, куда... И оно

Этим очеловечено,

Одухотворенно.

 

Оно целенаправленно,

Плод каких-то причин.

Будет цель им раздавлена

Телом сплюще-иным.

 

 

Ненавиженный собою

И обиженный Судьбою,

Подгоняем злою псою,

Плотью драной и босою

Человек идёт с клюкою

Ни покя, ни покою,

Шатко, с целью никакою, -

С пере- или недо-пою.

 

 

Тело Духу не игрушка -

Пал, так нечего пенять

На других. - Мол эта душка,

Тела верная подружка -

Вертихвостка, потаскушка...

А откуда телу взять,

Чтоб душевно, да не блядь? -

Духу это не понять.

А у тела воет тушка

Недовольная опять.

 

 

Я себе купил кобылу,

А кобыле кобелька.

Он ей нежно лижет рылу,

А я ей чешу бока.

 

Я кормлю их регулярно,

И они довольно жрут.

Наша жизнь элементарна,

И простой завиден труд.

 

Кобелёк собакой лает,

И кобыла ржёт конём.

Тварь, - а тоже понимает,

Что есть смысл в этом всём!

 

 

Пригожусь ли я себе,

Или спрячусь воровато,

Когда пакостно в Судьбе

И в глазах придурковато?

 

На пути когда к раю -

За себя давать ответ мне,

Спрячу что, что утаю

От себя я в час заветный?

 

Что от сердца откраду?

Где не выйду на подмогу?

Чтоб потом гореть в аду

Раскаляясь понемногу.

 

Нет мне дела до рая! -

Мысли подлы и спесивы.

Только цели бытия

Величавы и красивы.

 

Я теперь как богатырь.

Целью вдохновлён и вспучен,

Вырастаю вдаль и вширь.

Слава тварям присмыкучим!

 

Мыслям им конечно бечь

Не закажешь, но покуда

Как себя мне уберечь

От искуса и заблуда?

 

 

 

НАУЧНОЕ CREDO.

 

Каждый феномен и факт

Познан может быть и fucked.