В Л А Д И М И Р Б О Г Д А Н О В

 

СТИХИ О СМЕШНОМ, ч.2

2000-2003

 

 

 

Eсли вдруг нашёл ответ

На вопрос неразрешённый,

Помни что его лишённый

Станешь ты падучим в бред.

Или даже если нет, -

Будешь бегать сокрушенный,

Причиняя членам вред.

 

 

 

Сирота, ты моя сирота,

Хромоногая и глухонемая,

До глубин своих мной понят,

На меня ты глядишь понимая.

 

 

На Руси стоит жара,

А в Европе холодно.

Худа нету без добра,

А Кота без Воланда.

 

Европейцам до жары

Нашей очень завидно,

Но они не так добры

И живут не правидно.

 

Нам же дела до Европ

Нету и сочувствия

К европейцам тоже нет

Полное отсутствие.

 

 

Без мысли нет ни дейсвия ни акта,

Тоскливо без неё и безнадёжно как-то.

А если и без вкуса, зрения и слуха

Тогда вообще темно и глухо.

 

 

От погоды на дворе

Ветерок и лысине щекотно.

Быстротечно всё и мимолётно,

И содействует хандре;

Призабыто и приврто,

Призрачно как Ленин в Октябре

Под созвездьем Октябрята.

Но как пластырь на дыре

Силуэт стоит в двер

И стращает хамовато.

 

 

Я пригож,

Ты пригожая.

Тут умом не поймёшь

Воля Божия!

 

 

Положительное да

Отрицательному нет

Предпочтимо не всегда

Если сказано в ответ.

Особливо если нету

На вопросу ту ответу.

 

 

 

Я без вашей руки и содействия

Весь свaлялся в засаленный ком. -

Причешите меня гребешком.

В результате такого воздействия

Я послушно сложусь бугорком.

 

Гребешка направлению следуя

Я забуду про боль и недуг,

И других, что свалялись вокруг.

Не надеясь, не ждя и не ведая

Я останусь вам преданный друг.

 

 

Когда тягостно и с перепою

Лезет в петлю тоскливая плоть,

Я души закрома приоткрою

Чувств достану заветный ломоть.

 

Буду чувсвуя и сострадая

Жизни полон и веры. Опять

Надерусь... В своей плоти пока я

Этих чувств у меня не отнять.

 

 

Не то чтоб разума и понимания

Нам ни хватало, но уж так тупы

Порой потомки Адама и Каина.

Вот если б не потомки и не их кабы?

 

 

Даль и ширь надо мной простирается

И рассходится вкруг надо мной.

На колени что ль пасть и раскаяться

И назваться последней гавной?

 

 

 

От особы к особе несмою

Трудно праведной быть хромосомою

И следить чтобы в роде и племени

Ни мутировало хромосмее,

А скрещалось бы по подобности

Для продления хромосомности.

 

 

Голова чист и ясна

И полна больших идей.

Для собачек и людей

Всё чудесно и прекрасно

И разврату не подвластно.

Так что видимо напрасно

Истребляли мы блядей.

 

 

 

Превосходя стремление в себе

К увеселенью плоти силой духа,

Я думаю, а вдруг и на меня проруха

Случится, и сгорю в огне?

Тут дело не в грехе и не в вине,

А в том чего архангельское ухо

Услышало и к чему было глухо,

Да не достать до уха мне...

 

 

 

Радостно и звонко

Будем петь опять

Чтобы перепонке

Гнуться и трещать.

Чтобы сладко жмуриться

И стонать смешно.

Нам не грех придуриться,

А вот кто окочурится,

Тем стыдно и грешно!

 

 

 

По неспешному немногу

Продвигается мой путь.

Я себе шагаю в ногу,

Но не знаю, если смгу

Я дойти куда-нибудь.

 

В ту заветную далёку,

Где мне гавань и причль,

Добреду ли я до сроку

До того как одиноку

Впасть мне в горесть и печаль.

 

Если же дойду до туда,

Где мне пложен удел,

От дохода и доблуда

Как просвтленная Будда

Буду счаслив и дебел.

 

 

 

Если вдруг вам без повода воется

И святого вам хочется вдруг,

Знайте это небесная Троица,

Ваш соратник, наставник и друг.

 

Если вам без причины икается

И от кашля покоя вам нет,

Это Троица к вам обращается,

Шлёт свой благословенный привет.

 

Всюду знаки её и напутствия.

Все на рзнообразный манер.

Для дуальности самоприсутсвия

Вдохновенье, укор и пример.

 

 

Я себе найду Бог

Без копыты и рога,

Чтобы был мне дорог, а

Я чтоб был ему слуга.

Чтобы нам для друг друг

Быть источником блага,

И чтоб мне Он помог

Пока я тут стих слог.

 

 

 

Захожу я опять в помещение,

Где был молод я глуп и незрел.

Грусно мне: от времён обращения

Обносился я и поседел.

 

Всё тут странное и несуразное,

И стоит как бы врозь и не так.

Всюду новшество разнообраное,

И я в нём как последний дурак.

 

Я тут видно ни к слову, ни к случаю.

Видно тут не положено мне

Отрясать свою гриву сыпучую

И вздыхать по своей старине.

 

Но оно ведь от сердца вздыхается!

Да и гриву другую где взять?

Знать судьба вам со мною умаяться

Раз мне есть что на вас отрясать.

 

 

 

Причинять себе ущерб

И прочие увечия

Нелегко, мешает мне

Совесть человечия.

 

Если бы вот я кому,

Или мне бы кто-нибудь...

Хорошо б да не могу,

Как ни верться, как ни круть.

 

 

 

Неспособностей когда

Больше чем способностей,

В сердце тяжко, и беда

В подоходной области.

Когда нет дохода, впредь

И не ожидается.

Никому такая ведь

Раскладка не понравится.

От неё ещё стыдней...

Да на своём же опыте...

Так что будьте способней

И ушой не хлопайте.

 

 

Созидающим в глуши

Без лица и звания

Достаются лишь гроши,

Сопли да страдания.

Потому что ни шиши

Нет без продавания

Своей трепетной души

В обмен на пропитание.

 

 

Местность тут пересечённая.

Всё долины, да холмы.

Вот корова недоённая

Посреди своей дерьмы.

 

А вот там её подружка,

Чавкой слюнит, и жуя,

Поднимает своё ушко

На позывы соловья.

 

Всюду разные растения,

Разной все величины.

От такого многочления

У меня восторг умы,

 

Расширение сознания

И потеря всех оков.

Если бы мне знать заранее

Про природу и скотов,

 

Я бы чинно и размеренно

Жил под сенью лопуха,

Спал в траве и трогал мерина

И писал про них стих.

 

Но видать не сбыться похоти.

Вспомнил я, что нужно жить

В городском дыму и грохоте

Мне с людьми и не тужить.

 

На квартире с микроклиматом

Жить, природу не любя.

Где кусты и вымя, там

Нет удобствия жилья!

 

 

 

Примерзая к окружению,

Тычась в снежные бугры,

Формулирую я мнение

О достоинствах жары.

Постепенное печение

С испотением себя

Всё приятней замерзения

И стучания зубья.

 

 

 

 

Порой я радуюсь чуть-чуть

Тому, что было тут и миновало,

А его было так не мало,

Что ни забыть его и ни припомянуть.

Куда засунуть, где приткнуть

Мне это многословное начало

И весь его последующий путь,

Пока не слямзил кто-нибудь

Его, пока его совсем не стало?

 

 

 

Есть удобно, выгодно и близко,

Но туда добратся нелегко.

Я же не люблю борьбы и риска.

Я за дорого, с трудом, и далеко.

 

 

 

У вороны громкий крик

Пакостный по тону.

Так что лучше за язык

Не тянуть ворону.

 

А кто тянет - надо бить

В процессе и заранее,

Чтобы начисто отбить

Им всякое желание.

 

 

 

Подвернув скептично губку,

Я ищу себе покупку.

Я смотрю куда народ,

Совокупливаясь в группку,

Прёт, и пру наоборот.

 

Связан прочными узми

С промтовара образми,

Я использую свой дар

Как оценивать товар

Непосредственно глазами.

 

Что приглянется не бросим,

Понадкусим и поносим.

И попросим на пример.

Нужно форму и размер

Точно подбирать по осям.

 

Много разного товару.

Нелегко найти мне пару.

Но видать в конце концов

Одному из продавцов,

Быть с трудов моих навару.

 

 

Переливом многочления

По земле оно ползёт,

Без оглядки, и сомнения

Где там зад и где перёд,

Место, время и черёд...

А что встретит то сожрёт

В приступе остервенения,

Чтобы свой продолжить род

И Душе искать спасения.

 

 

Никого мне звать не хочется

К чаю на кусочек пирога,

Помня древнее пророчество

Про лже-гостя и рога.

 

Среди бури, вдруг из темени

Он возникнет чаю попросить.

Слиплись волосы на темени -

Цифры три ни различить...

 

Я впушу, жалея неимушего,

Как просил, чайку глоток,

А он гад, враг Вездесущего,

Враз весь мой сожрёт пирог.

 

 

Развалясь у водокачки

Я не сетую ничуть.

От судьбы не жду подачки

И себя не бью я в грудь.

 

Тут под трубами привольно,

И в душе спокойно мне.

Я себя щипаю больно, -

Что мол это не во сне.

 

Здесь под тенью агрегата

Дней моих течёт событь.

Я скажу вам так, ребята,

Хорошо на свете жить!

 

 

От восторга и от вдохновения

Смелы замыслы, даже дерзки

Я хочу через стихотворение

Передать существо сожаления,

Смысл грусти и сущность тоски,

Даль и ширь... глубину омерзения.

Я души отрезаю куски

И впадаю в озноб и потение

С зарождением каждой строки,

Хоть и знаю, что после прочтения

Мне никто не протянет руки.

 

 

Не висите над душой

Над моей нехорошй

Я теперь богат грошй

И тешу себя гейшй,

Как совсем уже большой.

 

 

Где бы мне себя потратить,

Где себя приспособить?

Раз мне дровал создатель

Вдохновение и прыть,

 

Раз умом не дурачина

И способностей уйм,

Есть мне видимо причина

От себя быть без ума.

 

Управляет Заратустра

Мной и прочие бог,

Говорят учи искусство

Сотворения благ.

 

Говорят старайся очень,

Плоти бренной не блажи, -

Надо честным быть рабочим

У божественной межи.

 

А я им мол, рад стараться!

Положитесь на меня,

Буду я с людьми копаться

Пресмыкаясь и воня,

 

Буду честным и умелым,

Бултыхаться тут в дерьме,

Чтобы вы своим там делом

Занимались на неб.

 

Пронесу в себе идею

Вашу в массы и вложу

В душу каждому плебею

Сообразно падежу.

 

 

Неспокойно в мире,

И в душе тревога,

Но у нас в Сибири,

Всё дальше, глубже, шире...

И снега очень много!

 

 

 

По закону коромысла,

Если что-то где прокисло

Обносилось и провисло,

И настал ему аншлаг,

Это философский знак

Значит смысл его иссяк.

А по иссяченью смысла,

То что прежде было так,

Непременно станет сяк.

 

 

 

Когда был я глуп и мал,

В школе я правописал.

Было частью воспитания

Нам тогда правописание,

Чтобы с детства уже знать

С кем и где правописать.

 

Повзрослел я, пооблыс,

Но в душе всё правопис.

А чтоб хлеба был кусок,

Пыжусь как правописок.

Но в конце, как ни сопи

Час придёт и правопи...

 

 

 

В вольном стиле трубадур

Я пою про свой амур,

Про неспешное житьё,

И различных шур и мур.

Про вокруг и про своё.

Чтоб не прячься черезчур,

Не искать иных натур

Что мне Господи суё,

Я ему про то поё

Без прикасов и придур.

Вот и всё тут бытиё!

 

 

 

На Волдайской стороне

Как-то не бывалось.

Ни в прямую, и ни вкось

Быть мне там не довелось.

Вот когда поеду в Русь,

Так, Бог даст, и доведусь.

 

 

 

Разводя в себе заразу,

Мы готовим всех и сразу

Нас к засилию зараз

И зараз к засилью нас.

 

 

 

Когда бездна под ногами,

Я в неё лечу кругами

И чуть-чуть наискосок,

Как какой-нибудь брусок.

 

Если бы я знал, что бездны

И приятны и полезны,

Я бы голос не срывал,

А был счастлив тем, что пал.

 

 

Приснилось мне как-то писание

Святое. Прекрасны слога,

И этих слогов сочетание

В подобье и образ Бог.

 

Но после пошло про рога,

Про адский огонь и рычание.

И спя, я подумал: ага,

Час близится бодрсвования!

 

Если злости и корысти

Много - Душу замочи

В химикате и отчисти

Слой дерьма и сволочи,

Чтобы ей потом в ночи

Быть блестее и лучистей.

 

 

Если я себя не вижу,

То пощуплю и полижу,

Или просто наобум

Ткну куда укажет ум

В свою вышу или нижу.

 

А потом себя найдя,

Буду выходить в людя,

С ними чтоб искать общенья

Про души обогащенье

От нашествия себя.

 

 

Пришло мне как-то осознанье:

Нельзя нам песне наступить

Своей на горло. Петь и пить,

Как предназначило писанье,

Нам суждено, и не остановить

Ни визга нашего, ни воя, ни кричанья!